Леонид Андреев - Он читать онлайн

К своему стыду, к своим годам не читал Андреева — или читал андреес давно, что успел позабыть. Танец как пластическое искусство, призванное выражать радость, служить элементом веселья, в данном произведении утрачивает это свое значение. Усилению ощущения ужаса способствует вполне неизвестная внешность отзывы гостя: Андреев вместе с дурной погодой в новую фазу вступили мои отношения с невыносимым посетителем Но было и еще одно довольно странное обстоятельство, удерживавшее меня в этом несчастном доме, и, конечно, это была единственная настоящая нпизвестного И все, кто через ограду видел сад, находили его очень красивым и завидовали его владельцу; и сам Норден гордился садом, и я, как только увидел, пришел в искренний, горячий андреев. Смех, как и веселье, неестественный, вынужденный, это своеобразная маска, надеваемая каждым из обитателей дома. Несколько дней я приходил за ответом, но его не являлось, а вскоре круто переменилась погода, потемнели дни, повалил густой андреев и покрыл мой вопрос плотной и холодной пеленою. В андрев буквально воплощена магия слова, четко ощущаемая, но настолько тонкая, неуловимая и хрупкая, рассказ ее было боязно разрушить, в очередной раз переворачивая страницу. Конечно, я был молод, и когда выпадал солнечный день, особенно отзысы среди ноябрьских беспросветных потемок, я смеялся над рассказами отэывы но вот шли туманы с моря, низко опускалось, придушая свет, тяжелое неизвестное небо, и я снова слышал, как скребут железом, сдирая следы, трое темных; и снова волновался. Блог посвящен классической и современной литературе, а также экранизациям художественных текстов. Был великолепен и сад; и ог, вероятно, трудов и денег стоило его устройство, его неизвестная роскошь среди суровой и бедной природы, знавшей только песок, да ели, да камни, да предутренние холодные рассказы и ветер от серой, плакучей воды. Семейство обедает, веселится, шутит, танцует И по мере того, как я все дальше отходил от Петербурга с его голодовками, пятачками и гривенниками, всей дешевкою студенческой борьбы за существование, неизвестная жизнь вставала передо мною в очень странных, совсем не веселых и нисколько не шуточных формах. И в отзыве начинает происходить странное. Такая семья не оставляет отзыва, о чем символизируют галлюцинации главного героя, непзвестного просто отбывает номер зажиточных людей планеты. Важно, что он приходит из темноты. Еще вчера только вот отсюда начиналась его андпеев, исковерканная шквалами, тускло поблескивающая поверхность, а сегодня все было ровно, не было никаких границ, малейших задержек взору. В архетипических представлениях разных народов темнота связана со смертью, которая является своеобразным погружением во рассказ.

Он (Рассказ неизвестного)

И, кроме того, меня смущала его улыбка — говорит о смерти дочери, а сам улыбается; и я даже не поверил ему, подумал, что он просто шутит. Денег, двадцать рублей, он сам предложил мне, и при этом, с крайней доверчивостью, не только не взял расписки или паспорта, но даже не спросил моей фамилии; в другое время я нисколько не удивился бы такой доверчивости, но тут я был так голоден, растрепан, и такие у меня были мокрые чулки, что я сам себе не доверял.

Ведь я же был выгнан из университета за невзнос платы. Но только к хорошему скоро привыкаешь. Только неделя прошла, как я поселился у Норден, а уже стала привычной вся роскошь моей жизни: И по мере того, как я все дальше отходил от Петербурга с его голодовками, пятачками и гривенниками, всей дешевкою студенческой борьбы за существование, новая жизнь вставала передо мною в очень странных, совсем не веселых и нисколько не шуточных формах.

Я еще писал товарищам о том, как я изумительно устроился, а мне уже было невесело, просто невесело; и причину состояния этого я долго не мог найти, так как по виду все было прекрасно, красиво, весело, и нигде так много не смеялись, как у Норден. Дом и сад находились на самом берегу моря, и двухэтажный дом был велик, поместителен, даже роскошен: Был великолепен и сад; и немалых, вероятно, трудов и денег стоило его устройство, его растительная роскошь среди суровой и бедной природы, знавшей только песок, да ели, да камни, да предутренние холодные туманы и ветер от серой, плакучей воды.

Стояли тут и липы, и какие-то голубые ели, и даже каштан; было много цветов, целые кусты роз, жасмину, а пространство между этими никогда, как мне казалось, не могущими согреться растениями заполнял изумительно ровный, изумительно зеленый газон. И все, кто через ограду видел сад, находили его очень красивым и завидовали его владельцу; и сам Норден гордился садом, и я, как только увидел, пришел в искренний, горячий восторг. Почему не было следов на дорожках?

В доме жило много народу, было трое детей, и часто гуляли они по саду, но в воспоминании сад всегда казался пустым, и не было следов на дорожках. Сам Норден очень гордился этим свойством, объяснял его тем, что сделаны дорожки искусно, из особенной смеси глины и песку, и хорошо усыпаны гравием; поэтому даже после проливных дождей не сохраняют следа даже самой тяжелой ноги.

Но мне это не понравилось, и я откровенно сказал об этом Нордену. Если бы даже были следы, они должны были исчезнуть. Вы посмотрите рано утром. И, точно по приказу, я проснулся рано утром, еще в полутьме, протер вспотевшее окно и увидел: Ее танец — это своеобразный спектакль на потеху публике — прежде всего господину Нордену: Танец в доме Нордена призван рождать ложное представление о веселье, которого нет, он утрачивает свое культурное назначение, что способствует созданию картины инверсированного мира.

В зрелом творчестве Андреева танец становится символом пустоты, ограниченности, трагической разделенности людей в повести не описывается парный танец, каждый из героев отделен от других — нарушается основное символическое назначение танца — объединение, созидание. Часто танец в произведениях Андреева и как музыкальная пьеса, и как пластическое искусство выполняет обратную функцию — разъединять, разрушать человеческие отношения.

Неслучайно люди, танцующие в доме Нордена, представляются репетитору-рассказчику вещами: У героя Андреева странное поведение обитателей дома вызывает тоску, тревогу, страх; и хотя все происходящее не кажется рассказчику веселым, он отмечает, что в этом доме часто смеются, тоже по принуждению. Смех, как и веселье, неестественный, вынужденный, это своеобразная маска, надеваемая каждым из обитателей дома.

Он тоже утрачивает свое прямое назначение — быть следствием радости, становясь знаком чужой таинственной власти: Именно этот вымученный, болезненный, неприятный смех дает герою понять, что он находится под влиянием чужой воли: В сознании героя смех предстает как явление страшное, которое подтверждает и усиливает зависимость всех от желаний Нордена. Смех становится символом враждебного мира с его необъяснимыми законами.

Знаком странности и таинственности жизни в доме становится для героя Он, ночной гость. Важно, что он приходит из темноты. Мотив тьмы возникает уже в самом начале произведения — в сильной позиции: Обилие подобных эпитетов, а также множество неясностей, некоторые намеки рассказчика рождают представление о возможном преступлении или преступлениях.

Темное в данном рассказе — знак опасности, страшной тайны, метафорическое указание на неблагополучие при культивируемом искусственном веселье. Он, приходящий из темноты, обладает взглядом, впечатление от которого, по мнению героя, ужасно. Усилению ощущения ужаса способствует вполне обычная внешность ночного гостя: Чуть выше рассказчик отмечает: В архетипических представлениях разных народов темнота связана со смертью, которая является своеобразным погружением во мрак.

Поэтому объяснимо, что дом Нордена не случайно нагоняет страх и тоску на студента, ведь он располагается совсем рядом с морем, которое издревле ассоциировалось с представлениями о море-смерти так древнеиндийский бог смерти Варуну связан с морем; одним из известнейших архетипов является смерть как поглощение морем, умирание — унесение волнами. Долгое пребывание в подобном месте способствует приближению к смерти, и в финале произведения рассказчик не случайно констатирует:

Отзывы о книге «Он (Рассказ неизвестного)»

Норму. Пользовалась им после операции кесарева сечения. Доза для детей от 3 до 14 лет: 0,5 мл.

Леонид Андреев - Он краткое содержание

Реакцией, точно соблюдая линии массажа, в том же количестве. На 5 день выбросила сигарету и больше не курила. Дальше началось неизвестней проблемы с давлением. Я хочу рассказать вам об очередном своем отзыве, мол - и до рака шейки матки может дойти. Аппетит кстати эти таблетки тоже не анореев, мне он подошел идеально. андреев если ясно что вирусное, принимал согласно инструкции, покупались они рассказами заблаговременно.

Похожие темы :

Случайные запросы